ilmira_b (ilmira_b) wrote,
ilmira_b
ilmira_b

Categories:

ЛОХАНУТЬСЯ НА ПАСТЕРНАКЕ

Рецензия на спектакль "Истребление" (Театр.doc) в "Современной драматургии" (№ 4, 2010).

«Истребление» Кcении Драгунской в «Театре.doc»

На «Истребление» трудно написать более-менее внятную рецензию, поскольку для публики вся соль как раз в том, чтобы она вообще ничего не знала о спектакле. Поэтому за рамками статьи останутся форма показа и тонкая работа со зрительским восприятием (реж. О. Лысак). Для интриги достаточно будет сказать, что «Истребление» - это одна большая провокация, которая коснется каждого в зале.

Первое, что зритель увидит, это удивительно точное по манере исполнения «выступление» маленьких гопников и гопниц, с трудом «пережевывающих» стихи Пастернака. Горе-школьники готовятся к ЕГЭ, зубрят тексты из «Ста сочинений», вроде «Образ березки в поэзии Есенина», и пытаются читать наизусть. В итоге, даже всем известное и прочно вбитое со школьных времен «Гул затих. Я вышел на подмостки…» абсолютно теряет смысл. Подобное остранение (в значении «создание особого восприятия предмета») и смешно, и страшно одновременно, поскольку отсутствие смысла в вещах, которые давно были осмыслены, описаны и приняты как некие культурные аксиомы, пугает.

Темы, с которыми работает Ксения Драгунская, более чем актуальны и в какой-то степени документальны. Это, во-первых, ЕГЭ, о котором старшеклассники успели создать немало «страшилок». Фраза «У тебя плохой ЕГЭ» звучит для них примерно как «У тебя СПИД». А одна девочка «лоханулась на Пастернаке», не сдала ЕГЭ и… повесилась. А другой мальчик не сдал ЕГЭ и… Ну, и так далее. Пастернаком пугают, Пастернака не понимают, Пастернак – что-то далекое и не имеющее никакого отношения к реальности.

Поверхность восприятия классических текстов, полная отчужденность от них – еще одна тема спектакля. Только если «детки», этот «генетический мусор», в какой-то степени очаровательны в своем незамутненном состоянии, то взрослые (учителя, православный психолог Сергей Борисыч, да и сам министр образования, выдумавший ЕГЭ) представлены ходячими наборами штампов. Так, психолог пытается вдолбить мальчику и девочке, запланировавшим убить министра-ЕГЭшника, простую истину, что «убивать нельзя», но все его доводы звучат нелепо, поскольку никак не подкреплены внутренне. И под финал Борисыч разражается страстным матерным монологом, звучащим гораздо более убедительно.

В целом, «Истребление» - своеобразный пародийный приговор нынешней системе преподавания и особенно – преподаванию литературы. И сборники школьных готовых сочинений, и само школьное образование поставлены в один ряд. И то, и другое – халтура. Такое обобщение, увы, имеет под собой основания. Известный поэт для детей остается кем-то, «про жирафа который», да и, вообще, расстрелянные поэты для них, как кость в горле, их «учить наизусть заставляют».

Самое интересное, что при всей дикости ситуации для школьников достаточно сильны социальные установки, диктующие, что «по литературе ниже «четверки» иметь просто неприлично».

Драгунская подает темы «шершавым языком плаката», но как еще показать грядущее (или уже настоящее?) проникающее одичание нации? Ведь чтобы истребить некое человеческое сообщество, достаточно лишить его языка и культуры. И зритель убедится в этом на собственной шкуре, когда его комфортное существование в зале будет поставлено под вопрос.
В финале спектакля девочка-героиня (Е. Клепцина) сообщает, что скоро школы, вообще, отменят. Будут только «Курсы обходчиков газопроводов», обязательные для всех. А зачем обходчикам газопроводов Пастернак? Красноречиво. Точно. Грустно.

Болотян Ильмира
Tags: "Современная драматургия", Ксения Драгунская, премьеры, публикации
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments