?

Log in

Недавно была в Екатеринбурге, навестила "Коляда-театр" в новом здании. До того я была в Екатеринбурге два раза (в 2007 и в 2009 годах), по приглашению Николая Коляды. В этот раз я попала сюда благодаря Уральскому ГЦСИ. Делали презентацию каталога выставки, которую я курировала прошлой осенью.


Источник фото

Николай Владимирович провел меня по всем помещениям. В фойе я обнаружила антураж старого здания (на Тургенева, 20). Обстановка фойе сразу погружает зрителей в теплую уютную атмосферу то ли деревенского дома любимой бабушки, то ли лавки старьевщика, то ли инсталляции современного художника а-ля рус и а-ля советикус. Предметы быта здесь соседствуют с рукодельными вещами, дипломы театра, оформленные порой самым причудливым образом - с китчевыми коврами и настенными тарелками. Очень много подарков от детей: доски с выжиганием, игрушки - все можно трогать, брать, переставлять - не только детям, но и взрослым.
Read more...Collapse )
Оригинал взят у kolyadanik в Как не надо и как надо писать пьесы
OMPeFIVCdOs

Как не надо писать пьесы

Опять и опять я провожу занятия, и снова и снова рассказываю, как надо и как не надо писать пьесы. Одно и то же много лет я рассказываю: в Польше, в Германии, во Франции – и, конечно, на разных семинарах и совещаниях в России.
А ещё на занятиях со своими студентами одно и тоже талдычу многие годы.
Может, это кому-то помогло? Появилось же у меня столько учеников и к тому же таких успешных. Может, они меня услышали?
А может, это вовсе не я, а они сами, без моей подсказки, что-то поняли в писании пьес.

В интернете гуляют, выскакивая время от времени, то там, то тут тексты, которые я писал после прочтения тысячи пьес, пришедших на конкурс «Евразия».
Недавно он опять выскочил и его многие читали, перепостили.
И вот я решил собрать всё в кучу, дополнить строчками про то, «Как надо писать пьесы».
Поможет – буду рад. Если скажете: «Бред всё это!» - дело ваше.
Может, бред.
Но это мой опыт, я про него и рассказываю.

Хотя есть известная поговорка: «Советы - как касторка: их лучше давать, чем принимать».
Понимаю, что умному советовать - только мешать. Понимаю и то, что мне часто говорят: «У тебя такой метод обучения студентов: делай как я. Или - не делай как я». Это правда.

Невероятное количество графомании приходится читать каждый год. Немыслимое.
Я лично объясняю это очень просто: люди думают, что писание пьес — «легкий хлеб», быстрый заработок. Не заработаешь денег на прозе, на стихах, а пьесу — вот, пожалуйста: поставили в театре — и раз! — иди твёрдой поступью, что называется, в кассу за гонораром.
Но «срубить бабла по-бырому» не получается.
Ерунда это, товарищи. Драматург — товар штучный.
Это самая сложная профессия, какую можно себе представить. Драматургом надо родиться, этому не научишься никогда и нигде. Драматург — это особое мышление, сочетающее в себе и литератора, и актера, и режиссера, и театрального художника и еще много, много чего.

И потому все нижеследующие советы по написанию пьес - абсолютно субъективны, и их вовсе не обязательно принимать, но всё же, прочитав адское количество пьес, я думаю: надо сказать драматургам, что, по-моему мнению, никогда нельзя делать, когда эту самую пьесу пишешь.

Так вот.

1. Никогда не начинайте пьесу со слов «Здравствуйте! Как поживаете?», или «Привет, как дела?», или «Добрый день! Я пришел!» или еще как-то в этом роде. Сотни пьес начинаются так: «Здравствуй, Маша, здравствуй, Петя», или «Привет — Привет! Как дела? Нормально. А у тебя? Тоже», или «Доброе утро! — Доброе утро! — Как вы спали? — Хорошо, а вы?» — с нуля, с полного нуля. Нельзя начинать пьесу с нуля. Начало должно быть в 80 градусов, если всю пьесу считать за 100 градусов. Никто (кроме ваших родственников и друзей, любящих вас) не станет читать такую пьесу, а тем более в театре - режиссеры или актеры: скучно становится. И никто из зрителей, если пьеса будет всё же поставлена, не выдержит: в зале, в мягком кресле, в темноте - уснет. Уснет, если не будет на сцене «кипения».

2. Никогда не пишите исторических драм. Во всяком случае - на сегодня это совершенно умерший жанр: скучный, нудный. А тем более не пишите исторические драмы в стихах. Это вообще непереносимо читать и смотреть на сцене.

3. Никогда не делайте героями пьес Адама, Еву, Дьявола, Бога, Жизнь, Смерть и прочее. Это непереносимо. Дешевая философия, скучная, занудная, мертвая.
Read more...Collapse )

Не делайте так, товарищи. Плохо это. Дурной вкус.


Ладно, хватит. Больше не буду. Это я разнылся под впечатлением огромного количества, прочитанных в последнее время, пьес. Все пьесы похожи, как китайцы: у всех одни и те же беды.
Виноват.
Еще раз повторю: это мое личное, субъективное мнение и потому - не спорьте со мной, не переубеждайте меня, не доказывайте примерами.
Я же не заставляю вас делать так, а советую, а вам - выбирать.



Как писать пьесы

Должен признаться, что научить писать пьесы я не могу. Я и сам до сих пор не знаю, написав больше сотни пьес, как пишется пьеса.

У меня, кроме семинаров по творчеству, в театральном институте есть такой предмет под названием «Теория драмы». Я студентам в зачетках всегда расписываюсь за этот предмет: «Зачтено» и говорю: «Не знаю я, что такое теория драмы, сами разберитесь, книжки почитайте».
Ведь, как известно, пьеса пишется просто: слева — кто говорит, справа — что говорят.
Плюс душа и сердце – это самое важное.

Меня часто пугает дремучая необразованность, «неначитанность» молодых людей, которые приходят поступать «на драматурга». Этих неучей сегодня в литературе - легион. Оставаясь карликами, все мнят себя титанами. Потому-то так и пишут: «Достоевский для бедных». Или — «лилипутский Достоевский».

Поражаешься: неучи, Боже мой, неучи пишут, неучи, не читавшие всю литературу ХIХ века, без которой ты никто, если собрался сесть за стол и писать! Смотрят спектакли - неучи-Митрофанушки, пишут рецензии - неучи-Митрофанушки. Митрофанушка хвалит Митрофанушку. И всё прекрасно, всё в шоколаде. Все довольны. Кроме публики, которая платит деньги в театре и, стало быть, обеспечивает хлебом с маслом всех: драматургов, актеров, режиссера.
Великая литература ХIХ века - тебя никто не читал, ты не нужна стала, тебя забыли! Всё понаслышке, всё поверху, всё скольжение — оттого меня часто берёт оторопь, и не знаешь, как тут быть, что говорить. Не знаешь, что делать.

Так вот.

1. Долго и мучительно придумывайте первую фразу. Она должна как раскаленное шило войти в мозг читающего режиссера, или актера, или зрителя и - держать его. Надо невероятно точно построить первую фразу, надо сделать такую первую фразу, чтобы она зажала зрителя. Это должно быть как раскалённое шило, которое вводишь каждому зрителю в мозги и вот так вот держишь всю пьесу, весь спектакль. И ты его вводишь – туда, отсюда, и он за этим шилом тянется. Первая фраза должна быть очень мощная. Я очень долго всегда придумываю первую фразу, потому что от неё начинает всё дальше набираться, двигаться, без этой фразы невозможно. Вспомните, как много информации в первой фразе, скажем, у Чехова в «Трех сестрах»: « … Отец умер ровно год назад, как раз в этот день, пятого мая, в твои именины, Ирина. Было очень холодно, тогда шел снег. Мне казалось, я не переживу, ты лежала в обмороке, как мертвая. Но вот прошел год, и мы вспоминаем об этом легко, ты уже в белом платье, лицо твое сияет …». Сколько всего: и про отца, и про именины, которые сегодня, и по имени она назвала одну из героинь, и еще сколько всего.
Read more...Collapse )


Удачи всем, пишущим пьесы!
"Ребёнок для Оли" Натальи Милантьевой - крепко сделанная пьеса с убедительно написанной героиней. Женя, архитектор, работающая на стройке, живет с Олей, неопределившейся по жизни бухгалтером. У них любовь. Оля не может иметь детей, поэтому упрашивает родить Женю. Жене же не близка идея вообще иметь детей. Ей интересны Оля и футбол. Как это обычно бывает, все вокруг (коллеги, родители, заказчики) мечтают выдать обеих женщин замуж и прямым текстом говорят о "тикающих часиках". В итоге, Оля и обстоятельства Женю продавили - она беременна. Оля перестает быть центром жизни Жени, наступает конец отношениям - Оля уходит. Родители помогают Жене. В финале мы узнаем, что она отдала ребенка в интернат ЦСКА.
Пьеса психологическая. Не столько о лесбийской паре, которой тут (в этой стране) выжить трудно, сколько об отношениях и разных характерах. Оля - инфантильный человек, не могущий определить, что, зачем и почему она хочет. Ее границы постоянно плывут, она манипулирует, упрашивает, злится, когда не удается добиться своего, эгоцентрична. Женя - человек определившийся, понимающий, кто она и чем ей этот выбор грозит. Беременность воспринимается ею как недоразумение, сбой, который она допустила, потеряв голову. И после родов она не изменяет своей натуре, тем более что ребенка она хотела родить "для Оли", не для себя.
Несмотря на сложность описанной ситуации, в пьесе нет трагизма, наоборот, много юмора и доброй иронии.

"История от Матвея" Нины Беленицкой - монументальный портрет поколения, нескольких детей, которые после смерти Черненко отправились в школу, а потом переживали события и перевороты в жизни страны в своей школе. На примере этого маленького сообщества зритель заново переживает перестройку, путчи, 90-е... Финальная сцена, конечно, происходит в наши дни. Выросший герой возвращается в свое 1 сентября, ничего не изменилось, дурная бесконечность речевок, построений, поисков шпионов и врагов продолжается. Конечно, это прежде всего пьеса идей, даже скорее - одной идеи, которую можно обозначить как "мы все просрали!" Герой в конце улетает все-таки на НЛО, то есть разрешения конфликта в этой жизни, на этой планете мы не получим. Однако можем вдоволь посмеяться, погрустить и поностальгировать.
Автору я бы предложила в финале оставить все же завучем героиню Аду, учительницу политинформации. Постоянно влюбленная в учителя девочка Таня вряд ли бы могла встать на ее место. Она скорее просто удачно вышла бы замуж. Да и зачем было герою бросаться на учительницу политинформации, чтобы убить ее, прямо на школьной линейке? В этой сцене гротеск зашкаливает, возможно, достаточно было герою осознать, что "все всё просрали" в том числе и потому, что он тоже изменил себе.
Примечательно, что первая моя статья о театре была написана про "Театр.doc" в "Вопросах литературы", последняя - о нем же в журнале "Театр."
Так и хочется воскликнуть: "Круг замкнулся!" - и увидеть в этом какой-то дополнительный смысл. Однако тот факт, что ради того, чтобы написать это, я неимоверными усилиями восстановила пароль этого ЖЖ, говорит мне, что отношения мои с театром и театроведением в той или иной мере продолжаются. Их можно назвать дружескими. Дружба не нуждается в ежедневных встречах, можно увидеться через год и болтать так, будто общались накануне. Так у меня теперь с театром: встречаюсь редко, люблю по-прежнему.



«Док» и «Догма»: теория и практика

Театр. внимательно перечитал манифест Театра.doc, написанный Русланом Маликовым, Александром Вартановым и Татьяной Копыловой, и манифест «Догма-95» Ларса фон Триера и Томаса Винтерберга и попытался найти между ними сходство и различие.




«Поймите, это одно из фундаментальных прав человека — написать манифест. Мы имеем право писать манифест, имеем право не писать манифест».
Ларс фон Триер



Read more...Collapse )

Итоги 2014

Пора писать. Ибо с театральными и около делами в этом году я, надеюсь, завязала.

1. Лауреатом премии "Дебют-2014" номинация "Драматургия" стала Ирина Васьковская с пьесой "Галатея Собакина". Ура Ирине! Пьеса-антиутопия, актуальная, думаю, еще на десяток-другой в нашей стране.

2. Драматург и поэт Владимир Зуев с товарищами запустил онлайн-журнал "Драматургия". Сделала небольшое интервью-мастер-класс с Ярославой Пулинович. В следующем номере, надеюсь, будет интервью с Ириной Васьковской.

3. За год я опубликовала всего три статьи в журналах "Вопросы литературы", "Октябрь" и "Современная драматургия". Однако скоро выйдет статья в журнале "Театр." - о манифесте "Театра.doc" и его связи с "Догмой" Триера.

4. Из нового опыта. На фестивале "МедиаУдар" помогали с Севой Лисовским придать форму полемике "Четыре голоса в истории". Участвовали Андрей Платонов, Максим Горький, Мишель Бернштейн и Анатолий Осмоловский (позиции которых озвучивали Natalia Smolianskaia, Pavlo Mitenko, Илья Будрайтскис и Игорь Чубаров).

Очень краткий конспект события выглядит так:
- Платонов - как истинный пролетарский писатель, воплощал как утопии, так и антиутопии о революции.
- Поздний Горький - это больше о катастрофическом видении мира, чем о двуногих пауках.
- Мишель Бернштейн - о революции в повседневной жизни.
- Осмоловский - о том, как искусство может быть политическим без связи с тоталитарными образованиями.

Придавать дополнительный актуальный смысл цитатам из классиков не понадобилось - они звучали так, будто были написаны для сегодня и о сегодня.

Главный вопрос полемики: насколько мы сами современники этих людей?

Для меня важным было, что это действо все-таки и участники, и зрители называли спектаклем. Хорошо, что такие события театрализуются - это создает необходимое поле для рефлексии, хотя, безусловно, такая форма не позволяет зрителям активно включаться. Зритель тут сидит и работает (при условии, если захочет подключить волю).

5. Из увиденного за год я выберу один спектакль (так проще, чем составлять рейтинг). И это будет... спектакль "Золушка" Марфы Горвиц по пьесе Жоэля Помра (театр "Практика"). Моя краткая рецензия, почему он лучший, под катом.

Read more...Collapse )



6. Еще я читаю пьесы для конкурса "Ремарки" - как ридер. Конкурсный отбор проводится с 1 ноября до 1 января. В марте будут объявлены победители. Присылайте пьесы на адрес: remarka-drama@mail.ru

Оригинал взят у arty_ilma в Кем я работаю, чтобы заниматься современным искусством
Мне часто задают вопрос, а чем ты на жизнь зарабатываешь. (Все уже знают, что занятия искусством - это не про деньги). Отвечаю. Помимо того, что я редактор сценариев, есть у меня еще такая профессия - ридер. Эту работу я люблю и ценю. Очень приятно обнаружить талант среди множества рукописей и наблюдать потом, как его награждают, публикуют, ставят на сцене и т.д. Верю, что талант обнаружился бы и без премий, но все-таки - это большая поддержка для автора.

Вышел материал о ридерах премии "Дебют" (в статье и описание профессии, и интервью с другими ридерами).

http://www.m24.ru/articles/58117

А вот кусочек про мою специализацию.

"Стилизации под Чехова никогда не попадут в лонг-лист"

Ильмира Болотян. Фото: Ярослава Цакула

Кандидат филологических наук,
ридер номинации "Драматургия" Ильмира Болотян

Стаж

Ридер премии "Дебют" с 2006 года.

Специфика работы

Я читаю пьесы, которые приходят на адрес премии, и отбираю из них лонг-лист. Обычно это только десять имен. Число же присылаемых пьес колеблется от 200 до 450. Надо понимать, что большая часть из них так называемый "не формат", а именно: инсценировки чужих произведений, сценарии сериалов, стилизации и крупные стихотворные формы по 200 и более страниц. Поэтому так выходит, что по факту остается около 150 пьес – они и соревнуются между собой.

Фото: ТАСС/Сергей Фадеичев

Критерии отбора

Read more...Collapse )

Номинация "Драматургия":

1. Полина Бородина (г. Екатеринбург). «От безделья ты отпустишь всех китов в океан», пьеса.

2. Анастасия Букреева (г. Санкт-Петербург). «Каспер и Сьюзи», пьеса.

3. Ирина Васьковская (г. Екатеринбург). «Галатея Собакина», пьеса.

4. Дарья Верясова (г. Москва). «Тушь, варенье, птеродактиль», пьеса.

5. Злата Демина (г. Екатеринбург). «Сурмама», пьеса.

6. Олжас Жанайдаров (г. Москва). «Магазин», драма.

7. Игорь Игнатов (г. Саратов). «Блаженны», пьеса.

8. Юлия Ионушайте (г. Киров). «Портреты наших вождей», пьеса.

9. Дана Сидерос (г. Москва). «Стена живых», пьеса.

10. Ася Сойкина (г. Екатеринбург). «Крапива и жимолость», пьеса.

В этом году в жюри участвует драматург Ярослава Пулинович, которая сама несколько раз попадала в короткие списки премии и была лауреатом.

Весь лонг-лист смотрите по ссылке: http://www.pokolenie-debut.ru/news/long-list-nezavisimoi-literaturnoi-premii-%C2%ABdebyut%C2%BB-2014-goda_7547

Медленно, но верно я все-таки периодически (раз в году)) пишу аналитические статьи про современную драматургию.
В 3-ем номере "Современной драматургии" (2014) вышел обзор, в котором представлены наблюдения за драмой последних лет и ее связкой с "новой драмой".

Каким путем идет новое поколение драматургов, следующих за бумом «новой драмы» и ее дальнейшим растворением в театральной жизни? На какие темы переключились сами «новодрамовцы»? Рождаются ли формы и приемы, отличные от тех, что были в ходу еще несколько лет назад? И, наконец, изменились ли типы конфликтных ситуаций? Ответить на эти вопросы можно, проведя большую исследовательскую работу. В данной же статье пойдем «морфологическим путем»: проанализируем пьесы молодых русскоязычных авторов, представленных в сборнике «Восемь». На наш взгляд, именно эта подборка получилась весьма симптоматичной с точки зрения анализа последних тенденций в русскоязычной драме.

Целиком можно прочитать по ссылке: http://teatr-lib.ru/Library/Modern_drama/2014_3/#_Toc398721197

Вариант рецензии на драматургический сборник "Восемь" опубликован в "Вопросах литературы".
В новом номере "Октября" в разделе "Литературная критика" опубликован ряд статей, посвященных экранному роману (попросту - сериалу). Отметились и мы с моим мужем, Тимуром Хакимовым. Мы оба работаем на телевидении, занимаемся сериалами, однако Тимур предпочитает писать о сериалах зарубежных, а я - еще на волне шумихи по поводу сериала "Школа" - проанализировала, как некоторые приемы, наработанные "новой драмой", перекочевали в этот сериал.

Содержание всего номера - http://magazines.russ.ru/october/2014/7/

Ссылка на статью - http://magazines.russ.ru/october/2014/7/12bol.html

Телетрансформация «новой драмы»

Сериал «Школа» Валерии Гай Германики, вызвавший бурную общественную полемику, оказался «пробой пера» федерального канала в графе «неформат» и одновременно – своеобразным реваншем театрально-драматургического движения «Новая драма», так и не реализовавшего себя в достаточной мере на большой театральной сцене. Многие «новодрамовцы» работали и работают в качестве авторов на телевизионных сериалах, но пока ни в одном из этих продуктов не были задействованы приемы, наработанные ими в драматургических лабораториях[1]. Очевидно, что невостребованность новаторских техник и методик экспериментального театра в данном случае ни в коей мере не вина драматургов, а последствие политики ТВ-каналов[2]. «Школа», в создании которой участвовали режиссеры Р. Маликов, известный успешными постановками текстов «новой драмы», и Н. Мещанинова, неоднократно отмеченная на фестивале «Кинотеатр.doc», драматурги Н. Ворожбит, В. Дурненков, В. Леванов, Ю. Клавдиев и др., – образец (пока единственный) успешной телетрансформации основных приемов эстетики и поэтики «новой драмы» на телеэкране. Рассмотрим этот сериал как телевизионный текст.

Read more...Collapse )
Я предоставила на выставку новую серию - иллюстрации к рассказам моей приятельницы Наташи, о ее жизни в монастыре, где она провела 18 лет. В идеале Наташа напишет книгу, а я ее проиллюстрирую, но пока есть несколько рассказов и несколько картинок. Посмотрим, что из этого получится.

Оригинал взят у soglyadatay в «феминистский карандаш» в осло в рамках конференции the first supper symposium
«Феминистский карандаш» в Осло в рамках конференции The First Supper Symposium


01.png
фотография Lisa Pacini

В центре Джудит Батлер с каталогом «Феминистского карандаша» в руках.
Мы с Надей рады – мечты сбываются.


Пресс-релиз к выставке:

In autumn 2012, the exhibition Feminist Pencil opened in Moscow making a precedent of the first feminist exhibition in the Post-Soviet Russia. The movement and the platform for graphics brought then together six artists.
The second exhibition was shown in Moscow and St. Petersburg in 2013 - 2014 and has grown to thirty-five participants from Russia and Europe working with stencils, stickers, linocuts, drawings, comics, posters, murals as well as other genres and techniques.

The exhibition is curated by the Moscow-based art historian Nadia Plungian and artist Victoria Lomasko.
Victoria Lomasko is one of the most well-known Russian artists working in her own genre of the graphic report devoted to social topics. She is an author of educational art programs for teenager inmates, an activist and a curator of the exhibition project "Drawing the court".

Nadia Plungian is working on her research on female images in the Soviet Union in the 1930s-1950s and has an extensive knowledge of early feminist movements in USSR. This exhibition tells the story of ordinary women in Russia: what our lives are really like, how we are treated, and how we are trying to change our society. Our statement is an attempt to document our reality, and we want to be heard.

In her graphic reportages, Victoria Lomasko acquaints viewers with the daily lives of sex workers in Nizhny Novgorod and the injustices of the Russian court system, as exemplified by the Pussy Riot trial. In a series of stickers, the street art team Zoa Art discusses alcoholism in families and the physical abuse of codependent women. A stencil by the group Gandhi deals with the “disappearance” of women from public space, while the Street Art Faction of Feminist Initiative calls on women to form communes to combat domestic violence. Umnaya Masha comments on Russia’s homophobic laws, explaining how they affect schoolgirls, elderly women, and policewomen. Yana Smetanina’s project deals with slain female human rights activists and their invisibility in the media. Ilmira Bolotyan illustrates a story by her friend, a former nun, about the reality of life in a Russian Orthodox convent. Anna Repina presents a series of posters against domestic violence, while Hagra offers up posters about the exclusion of women from “male” sports. Mannaya Kasha opens the show with the street sticker Feminist Banner, dedicated to the combined resistance of women from all social strata.

In Oslo the curators present a smaller version of the large exhibition shown in 2013-2014. The showcase attempts to document the story of an ordinary woman in Russia, from either a capital or province.
Feminist Pencil has been a part of the festival Media Impact, which got nominated to the Russian art prize Innovation for year 2013. The short list also includes Bergen Triennial Monday begins on Saturday and exhibition Reconstruction documenting art scene of the 1990s in Moscow.




На сайте Симпозиума -- http://www.thefirstsuppersymposium.org/index.php/en/program-for-2014/53-feminist-pencil-may-10th


монтаж


IMG_2459.png


IMG_2454.png
Read more...Collapse )


открытие выставки в галерее «69», Grünerløkka Lufthavn


01.png


02.png
Открываем с Надей Плунгян выставку (фрагмент московского ФК-2).
Read more...Collapse )


гостьи


IMG_2804.png
На следующий день после открытия нашей выставки на Симпозиум в Осло прилетели всемирно известные феминистки Джудит Батлер и Рози Брайдотти. Они нашли время заехать в галерею «69» и посмотреть «Феминистский карандаш». Их внимание и демократичность в общении составляли разительный контраст снобистской и агрессивной реакции на «ФК – 2» в московской арт-среде.


Комментарий о событии от Нади Плунгян
http://feministki.livejournal.com/3514594.html
Read more...Collapse )

Latest Month

September 2016
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com